R_and_D_Production
Название: Ну, и что будем делать?
Автор: [Росинка]
Бета: Heljareyga
Размер: мини, 1852 слова
Канон: Turisas
Пэйринг: Матиас Нюгорд/Юсси Викстрём
Категория: слэш
Жанр: повседневность, романс
Рейтинг: R
Примечание: история знакомства и Manowar — правда, первый раз и Amorphis — тоже
1992 год

Ауни неторопливо приводила себя в порядок: сегодняшний день обещал быть великолепным. Её родители, как и родители Кая, уехали по делам, оставив в их распоряжение пустые дома. То есть почти пустые… Но на этот счёт она не беспокоилась, потому что они с Каем нашли решение, которое обоим показалось идеальным.
— Юсси, ты готов?
Её младший брат уже стоял возле двери, натягивая куртку.
— Ага!
Последний раз взглянув в зеркало, Ауни подхватила сумку и заперла дверь.
— Я хочу тебя кое с кем познакомить, — сказала она Юсси, когда они спустились с крыльца. — Уверена, ты будешь доволен.

***
У калитки их встретил высокий крепкий парень. Ауни звонко чмокнула его в щеку и рассмеялась:
— Я уже успела соскучиться, Кай!
Юсси смущённо смотрел, как переплетаются их пальцы, и вдруг заметил, что из двери за ними наблюдает мальчик вряд ли намного старше него самого.
Кай тоже увидел его и позвал:
— Матти, иди сюда!
Мальчик вышел к ним с некоторой неохотой и даже опаской.
— Юсси, это Матиас. Матиас, это Юсси, — представила их Ауни. — Надеюсь, вы будете хорошими мальчиками и сможете себя занять?
Они переглянулись и неловко кивнули друг другу.
— Мы вернёмся вечером, и я заберу тебя, — продолжила Ауни.
— Развлекайтесь, только не уходите из дома, — Кай хлопнул их по плечам, потом обнял Ауни за талию, и они ушли.
Юсси неуверенно посмотрел на Матиаса:
— Ну-у-у… и что будем делать?
— Слушай, а ты правда любишь метал?

***
— The clash of honor calls… — запевал Матиас.
— …to stand when others fall… — подхватывал Юсси.
И вместе они выкрикивали последнюю строчку припева:
— Gods of war feel the power of my sword!
Они носились по комнате. Матиас притворялся, что поёт, размахивая воображаемым мечом, Юсси замотался в покрывало, как в плащ, и играл соло на невидимой гитаре. Им хватило проигрыша, чтобы перевести дух, а затем с новыми силами начать прыгать на кровати, трясти головами и всячески беситься.
— Космос, — выдохнул запыхавшийся Матиас, валясь на пол.
— Обалдеть можно, — Юсси плюхнулся рядом.
Последней на альбоме прозвучала чудесная баллада…

***
Хлопнула входная дверь.
— Юсси!
— Матиас!
Никто не отозвался. Кай с Ауни зажгли свет.
— Куда они делись? — забеспокоилась Ауни.
— Пойду в комнатах посмотрю, — не разуваясь, Кай пробежался по дому. Он по очереди заглянул в гостиную, родительскую спальню, свою комнату и комнату Матиаса.
— Нигде нет…
— Но мы ведь говорили им никуда не уходить! — заволновалась Ауни.
— Послушай, они же дети, — стал успокаивать её Кай, — и не могут сидеть на одном месте весь день. Хочешь пока перекусить чего-нибудь? Думаю, они скоро придут.
Ауни заколебалась.
— М-м-м, ладно… — сказала она, снимая пальто. — Но если они не появятся через полчаса, искать будем вместе!
Кай как раз закончил делать сэндвичи, когда дверь на кухню открылась, и на пороге показались Матиас и Юсси. Первый зевал, второй тёр кулаком заспанные глаза.
— Где вы были? — изумилась Ауни.
— У меня в комнате.
Матиас взял с тарелки два сэндвича и протянул один Юсси. Они уселись на диванчик в углу.
— То есть как? — недоумённо посмотрел на него Кай. — Я же проверял, вас там не было!
С видом взрослого, объясняющего ребёнку, что два плюс два будет четыре, Матиас сказал:
— Мы слушали музыку и уснули на полу у моей кровати. А ты не включал свет!
Ауни шлёпнула Кая по затылку и рассмеялась:
— Проверил он, ну-ну… А я уже думала идти вас искать!
Она принялась разливать чай.
— А можно, Юсси к нам будет ходить? — неразборчиво проговорил Матиас, жуя сэндвич. — Он Manowar любит, и вообще, он классный!
— Ты тоже, — Юсси поглядел на Матиаса. — И поешь почти как Адамс!
Кай с Ауни переглянулись.
— Ты не против? — спросила она.
— Нет, конечно.
— Ура! — завопил Матиас. — А то мы ещё не всё послушать и обсудить успели…

2001 год

— Сможешь зайти?
По голосу Матиаса Юсси понял, что у него что-то не в порядке.
— Конечно, — сказал он, не задавая вопросов. — Жди.
— Я тебе открою.
Он схватил куртку и вылетел за дверь.
Юсси привык к таким звонкам. Матиас мог позвонить ему и в шесть утра, и в три часа ночи, потому что у него могла возникнуть какая-то гениальная идея или страстное желание немедленно поделиться с ним впечатлением о только что прочитанной книге или просмотренном фильме, или что-то ещё, с чем обычные люди звонили в более подходящее время. Но на этот раз голос друга казался грустным.
До дома Матиаса Юсси добежал за пятнадцать минут. Дверь уже была открыта, так что он быстро разулся, повесил куртку на крючок и устремился в хорошо знакомую комнату.
Матиас лежал на кровати, положив руки под голову, и невидящим взглядом смотрел в потолок. Он выглядел каким-то растрёпанным: взлохмаченные волосы, перекосившаяся майка, словно надетая наспех. Покрывало под ним сбилось, один край свисал почти до пола.
— Что случилось? — Юсси сел рядом, в полумраке чуть не наступив на коробочку от диска, которая валялась под ногами.
Матиас не ответил, только кивнул на тумбочку: там лежала начатая упаковка презервативов. Это всё объясняло.
— И как? — поинтересовался Юсси, стараясь, чтобы его голос прозвучал небрежно.
Матиас досадливо прикусил губу:
— Плохо. Я ничего не почувствовал.
Юсси тихо вздохнул: Матиас и тут ухитрился отличиться. Ох уж это нестандартное мышление… Будь у него другой характер, он бы уже давно нашёл себе девчонку, благо по нему вздыхало пол-Хямеенлинны, но Матиас упорно не обращал на них внимания. Юсси как-то спросил у него о причинах, на что получил короткий ответ: «Примитивные». Юсси только пожал плечами и решил не лезть с расспросами, тем более что Матиас явно не собирался обсуждать с ним критерии примитивности девушек.
— Совсем ничего?
— Дело не только в физическом удовольствии, понимаешь? Должно быть что-то ещё… — протянул Матиас задумчиво.
Юсси воздержался от комментариев.
— Она оказалась неглупой, мы нашли, о чём поговорить, — Матиас по-прежнему глядел в потолок. — Она попросила поставить свой любимый альбом, я включил «Elegy», и ей даже понравилось. Потом мы начали целоваться, и… В общем, она вроде осталась довольна. А может, притворялась, не знаю. И когда она ушла, я понял, что как будто вообще ничего не произошло. Что можно было обойтись и без этого.
— Может, с девчонкой не повезло? Так не переживай, найдёшь ещё, — Юсси похлопал его по плечу. Кем бы она ни была, эта девушка могла собой гордиться.
Матиас ничего не ответил, только улёгся поудобнее и попросил:
— Включи «Elegy», пожалуйста.
Юсси подошёл к проигрывателю, и через несколько секунд зазвучала «Better unborn» с её неторопливым, витиеватым началом.
Матиас сдвинулся к стене и похлопал рукой по освободившемуся месту:
— Ложись.
Испытывая странную неловкость, Юсси лёг рядом, стараясь всё же не касаться Матиаса, и закрыл глаза.
Сколько раз они так лежали, когда были совсем маленькие… Матиас считал, что воспринимать музыку надо в покое, но так, чтобы ничего не мешало, поэтому они обычно валялись на полу. Так казалось, что музыка обволакивала их полностью, погружала в особую атмосферу и заставляла прочувствовать каждую нотку.
Юсси очень любил «Elegy» за переходы от задумчивости и меланхолии к боевому задору, от прогрессива и атмосферы к фолку. Он помнил, с каким восторгом они открыли глаза после того, как послушали его в первый раз. Музыка очаровала их, как и узор на обложке, и они включили альбом снова. Это был потрясающий вечер.
Вот и сейчас Юсси позволил разуму следовать за причудливыми мелодиями. Такие знакомые, родные до последней ноты… Когда Матиас пошевелился рядом, Юсси не открыл глаз. И через мгновение ощутил на своих губах чужие.
— Матиас?.. — он упёрся ладонями в его грудь, но Матиас продолжал над ним нависать.
— Ведь нужно что-то большее, понимаешь, что-то ещё, — быстро говорил он. — А с тобой всё по-другому, ты понимаешь меня с полуслова, иногда вообще без слов. И у меня нет никого ближе тебя, а я просто хочу понять…
Его глаза лихорадочно блестели.
— М-м-м… — в горле у Юсси почему-то пересохло. — Но мы же… ты хочешь?..
— Юсси, пожалуйста, — прошептал Матиас, — ты единственный, кому я могу довериться. Мой лучший друг.
— Но разве друзья…
— Помогают друг другу во всех трудностях, именно. Юсси, прошу, помоги мне, — в голосе Матиаса появилось отчаяние. — Мне больше не к кому обратиться. И я… я не сделаю тебе больно.
Юсси, ошеломлённый, всё ещё не мог сказать ни слова. Не очень понимая, что делает, он прикрыл глаза и медленно кивнул.
Матиас снова поцеловал его. Не очень умело, но нежно. Юсси подумал, что это даже похоже на поцелуй с девушкой. Правда, ни одна девушка не смогла бы так прижимать его к кровати. И уж точно ни одна не смогла бы тереться о его бёдра чем-то отчётливо твёрдым.
Матиас неловко потянул край его футболки вверх и тут же остановился, внимательно глядя на Юсси: не против ли он? И снова Юсси не понадобилось говорить: Матиас прочёл ответ в его глазах. Футболка полетела на пол. Юсси почувствовал себя неуютно, хотя прежде у него не было привычки стесняться парней. Матиас тоже снял майку, и она полетела туда же.
Прикосновения голой кожи обжигали. А когда Матиас поцеловал Юсси в шею, одновременно проводя по его груди самыми кончиками пальцев, тот чуть не задохнулся: ему было и страшно, и приятно, и страшно от того, что приятно, и всё это в нём вдруг загорелось, вспыхнуло жарким пламенем. Юсси непроизвольно поерзал и увидел во взгляде Матиаса удивление. А затем получил в ответ ещё один поцелуй, на который в этот раз смог ответить по-настоящему.
— Юсси… — голос Матиаса звучал хрипло.
Они принялись расстегивать штаны, не разбирая, где чьи ремни и руки, а потом прижались друг к другу, сходя с ума от возбуждения, и замерли на секунду в объятьях. Каждый слышал дыхание и биение сердца другого.
Юсси не думал, что всё будет именно так. Матиас чуть надавил ему на плечи, и Юсси перевернулся на бок, спиной к нему, вздрагивая от контрастных прикосновений холодных рук и горячих губ. Вдруг пальцы Матиаса застыли в самом низу его живота.
Музыка, ушедшая на второй план, снова обратила на себя внимание нежными переливами клавиш. Это была заглавная композиция альбома, их любимая вещь, и она помогла им.
Следуя мелодии, Матиас двигал рукой медленно и осторожно, давая расслабившемуся под музыку Юсси привыкнуть к нему. Сам же он тёрся бёдрами о его бок.
«Elegy» разворачивалась, раскрывалась над ними неторопливо, но темп музыки и движений Матиаса быстро перестал совпадать. До Юсси долетали его вздохи, он с лёгкостью представил откинутую назад голову Матиаса, его приоткрытый рот и напряжённые руки. Возбуждение накатило на Юсси с новой силой.
Матиас двигался всё быстрее, крепко сжимая пальцы на плечах Юсси. С последним судорожным рывком он громко застонал, а потом хватка ослабла. Его рука тоже замедлила ритм.
Тяжело дыша, Матиас повалился на него. Юсси больше не мог сдерживаться. Он повернулся на бок и сам толкнулся в его руку. По шее снова поползли мурашки от поцелуев, и разрядка наступила очень быстро. Белые капли остались на их руках и на кровати.
Матиас потянулся через него, подобрал край тонкого покрывала и вытер следы. Они лежали молча, обалдевшие от ощущений, заново привыкая друг к другу.
Наконец, Юсси нарушил тишину:
— Ну, и что будем делать?
— Например, вот что, — Матиас снова перегнулся через него, выключил лампу и укрыл их обоих одеялом.
— Согласен, — прошептал Юсси, устраиваясь поудобнее.
Последней на альбоме прозвучала чудесная акустическая композиция…

***
— Да, Ауни, он тут. Где же ему ещё быть, — усмехнулся Кай, прижимая к плечу мобильник.
— Передай ему, чтобы он шёл домой, родителям надо кое с чем помочь.
— Сейчас.
Кай подошёл к комнате Матиаса, постучал, выждал пару секунд и открыл дверь. Свет из коридора упал на кровать, и Кай увидел Юсси, которого Матиас крепко прижимал к себе. Они спали, и на лицах обоих застыло умиротворение.
Кай тихо притворил дверь.
— Кхм… Думаю, Юсси не придёт сегодня.
Он описал увиденное, потом спросил:
— Ну, и что будем делать?
— Мы? Ничего, Кай, — спокойно сказала Ауни. — Мы ничего не будем делать.

@темы: Turisas, слэш